Как вывести бородавку.

Раздел: Здоровье от А до Я — 5 Май 2010

На долгое время способно растянуться излечение такой кожной проблемы как бородавки. Наиболее известными являются обычные бородавки. Подошвенные и плоские бородавки появляются на нашем теле чуть реже. И гораздо проблематичнее сходят. Подошвенные поражения пускают в тело твердые корни. Плоские же бородавки чаще всего появляются на кистях и имеют внушительную площадь заражения. Первый распространитель бородавок - люди или вещи, общего пользования. Бытует версия, что бородавки передаются от лягушек. Но такая версия не подстверждена медиками. Важный располагающий к болезни момент - низкий уровень иммунитета, и плюс к этому повышенная потливость ног. Действенный способ распрощаться с выростами на коже - это покупка особых паст. Иногда люди устраивают радикальные варианты борьбы - жидкий азот. Но, выводить бородавки уксусной кислотой специалисты не разрешают. От таких снадобий появляются серьезные поражения кожи, а бородавка несмотря на это остается на своем месте. А потому необходимо не заниматься самолечением, а прибегнуть к мнению дерматологов.

Деградация и возраст человека. Чем мы дышим. Заблуждения о состоянии здоровья. Здоровье матери и эмбриона. Как быть бодрым. Действие дня рождения на людей. О повышенном давлении и не только…. Особенности ветряной оспы.

Григорий Свирский Запрещенный роман

Почему чиновник самодержавно определяет лицо науки нашей? -- уже почти кричал Сергей Викентьевич. -- Потому, что бумажке -- вера. -- Человеку веры нет!

Сергей Викентьевич ничего не видел ослепшими от слез глазами, -- ни Галю Петрищеву, шептавшую изумленно, со страхом: "Что он говорит?", ни Юру Лебедева. Юра привстал было, готовый броситься к Сергею Викентьевичу, если тот вдруг пошатнется. Затем, точно ему скомандовали: "Смирно!", вытянул огрубелые пропитанные лыжными мазями руки по швам, ощутив сердцем: не лекцию, не речь он сейчас слушает -- лебединую песню.

-- Ученому нет веры, -- передохнув, продолжал Сергей Викентьевич. - Вот и давятся всеспасительными бумажками. Лицуют резолюции. Ищут причин неуспеха где-то вне своей бездарности. То "буржуазное окружение" виной, то космополиты. Какая-то адская карусель, тертуллиана: "Credo qua absurdum!" "верую, потому что нелепо!". О теориях-то как говорят друг с дружкой: "Это теперь в ходу", "это теперь не модно". Дети мои! -- натужно, из последних сил, хрипел Сергей Викентьевич, хватаясь за кафедру дрожащими руками. -- Они думают -- вырвали сердце мое, растоптали его. Кто в чин вошел лисой, тот в чине будет волком. Картошный домик! Сколько раз рассыпался. Пролеткульт оплевал мои исследования по славянской письменности. А его -- святым кулаком да по окаянной шее. Дальтон-план отменил мои лекции. А его -- на свалку. Эти философские башибузуки, как их? Хоронили меня под фанфарный марш! А кого из нас погребли? Парттетя ликвидировала меня как класс. Ан нет!

Хвостом вертеть -- нет у меня оного. Как ни крутись они, главного не опровергнут, -- победительным фальцетом закончил он. -- Они не кандидаты, не доктора наук. Они -- паразиты наук!